Г. Леклерк


Обвинение в онолатрии


Leclercq H. ANE. La calomnie de l’onolatrie // Dictionnaire d’Archeologie chretienne et liturgie. Par F. Gabrol. Paris, 1907, t. I, col. 2041–2047.

Перевод с франц. Б. Г. Деревенского, 2004

История клеветнических слухов о поклонении христиан ослу или ослоголовому человеку многократно обсуждалась эрудитами, пока, наконец, ученые XVII века не определились с ее происхождением[1]. Несколько сообщений, обыкновенно одних и тех же, которые приводятся в этом случае, восходят к александрийскому грамматику Апиону[2], которого с пылом опровергает Иосиф Флавий[3], и к Тациту[4]. Оба эти автора, однако, приписывали онолатрию евреям, а не христианам, до которых она добралась вскоре. Тертуллиан и Минуций Феликс, о приоритете одного из которых над другим мы не будем здесь судить[5], свидетельствуют, что в первые десятилетия III века эта клевета открыто циркулировала, будучи направленной против христиан. Somniastis caput asininum esse Deum nostrum... — пишет Тертуллиан[6]. Audio eos (христиане) turpissimae pecudis caput asini consecratum inepta nescio qua persuasione venerari[7]. Отзвук этого слуха встречается у Арнобия, жившего веком позже: Audire te dicis caput asininum nobis esse divinum. Quis tam stultus ut hoc credat? Quis stultitor ut hoc coli credat?[8]. Мы имеем данные, что христиан называли asinarii; Тертуллиан сообщает[9], что он видел однажды в Карфагене, как один иудей-отступник, по профессии бестиарий, служивший в амфитеатре, выставил в городе картину, на которой был изображен человек, одетый в тогу, с книгой в руке; на одной ноге у него было заметно копыто, и он имел ослиные уши. Надпись внизу гласила:

DEVS CHRISTIANORVM ONOKOETES
Слово onocoetes вызвало дискуссии; орфографически оно должно выглядеть как ovnokoi,hthj или ovnokoi,thj [10]; последнее чтение имеет такой буквальный смысл: «порожденный от совокупления с ослом». Тертуллиан добавляет: «И поверила толпа мерзкому иудею! Что это такое, как не способ распространять всякие гнусности против нас? Поэтому теперь во всем городе только и говорят, что [наш] Бог — onocoites»[11]. Этот пассаж объясняется словами Апулея, описавшего в своих «Метаморфозах» женщину, в которой по некоторым признакам можно признать христианку: «Она, — говорит он, — враждебная религии, враждебная всякой стыдливости, презирала и попирала ногами наших священных богов; взамен того она посвятила себя ложной и святотатственной религии, полагая, что верит в единого Бога; и своим лицемерием и блудом обманывала всех людей»[12]. Нельзя выразится более ясно.

Сохранился памятник этого представления, который является наиболее древним изображением распятия. Хотя он публиковался и описывался неоднократно, нам необходимо заняться им подробнее. Но прежде упомянем о граффити, хранящемся ныне в музее Церкви в Риме, обнаруженном в 1857 г. на Палатине, в domus Gelotiana, который входил в комплекс строений Цирка и примыкал к императорскому дворцу[13]. Дом этот весьма известен среди археологов из-за большого количества древних надписей и граффити, имеющихся на его стенах[14]. Представляется весьма вероятным мнение Ф. Ленормана и Де Росси, которые на основании некоторых граффити говорят об этом доме как о pedagogium’е. Как бы то ни было, мы находимся в одном из помещений налево от экседры. Здесь, на стене, слева от входа, мы видим выразительное изображение небольшого ослика, который вращает колесо мельницы. Поверх изображения имеется надпись, вырезанная маленькими изящными буковками в стиле, свойственном I веку Империи:

LABORA ASELLE QVOMODO EGO LABORAVI ET PRODERIT TIBI
Перевод: «Трудись, ослик, как я работал на себя, и будешь этим пользоваться»[15].

В комнате направо от центрального зала domus Gelotiana было открыто граффити христианина Алексамена (рис. 585). Крест имеет форму буквы tau (см. статью Croix), ноги распятого покоятся на поперечной перекладине suppedaneum. На нем рубашка (interula), на ногах fasciae crurales, и он имеет голову онагра. Слева от него изображен другой персонаж, о котором, собственно, и идет речь; под ними обоими вырезаны слова:

ALE
ZAMENOC
CEBETE
QEON
— «Алексамен поклоняется Богу».

Второе граффити, вероятно, имеющее отношение к тому же лицу, найдено в 1870 г. К. Л. Висконти в треугольном кабинете того же дома. Под стопами Марса, изображенного в этом помещении, имеется надпись, состоящая из двух слов:

ALESAMENOC FIDELIS
— «Алексамен верный»[16].

Несомненно, что первое граффити является простой насмешкой над христианином по имени Алексамен, и ничто не мешает видеть во втором граффити ответ на первое, представляющем, можно сказать, вероисповедание Алексамена. Палеография этих двух надписей, так же как и других предметов этого помещения, относит их ко времени первых Антонинов[17].

Такая датировка, впрочем, признается не всеми. Гарруци относит граффити к началу III века; Краус находит на соседних граффити имена Gordius, Gordianus и полагает, что надпись, касающаяся онолатрии, была сделана при Гордиане (238–244); наконец, Бекер предпочитает видеть начало эпохи Антонинов. Последнему ничто не противоречит. Клейма нескольких кирпичей, находящихся в этой части domus Gelotiana, имеют следующие реквизиты:

PAETINO ET PRONIA
MVINIC PANT AGSVLP
Paetino et Aproniano cos. M. Vinici Pantagathi Sulpiciani, а также:

VEROIII ANBC
PRLVSIMO
Vero III Ambibulo cos. [ex] praediis Lusi Modesti.

Эти консульства соответствуют 123 и 126 гг. нашей эры. Именно этот период мы рассматриваем как время появления клеветнических слухов насчет onocoetes’а; с другой стороны, Тертуллиан выражается таким образом: Sed nova jam Dei nostri in proxima civitate editio publicata est. Далее он упоминает надпись onocoetes, которая присутствовала на мерзкой картине, показанной в Карфагене. Представляется, что слово nova может иметь несколько значений: либо это «новость», и тогда изображение является новинкой, либо дело это известное, но оставленное, и на которое вновь обратили внимание. Первый смысл кажется более приемлемым, и подробное описание показанной картины, вероятно, действительно указывает на то, что такое изображение появилось впервые. Невозможно сказать, как восприняли христиане это остроумие, — как возобновление старой клеветы или же дело совершенно новое. Ограничились тем, что посмеялись: Risimus nomen et formam. Сочинение Ad nationes предшествовало на несколько месяцев Апологетику, также содержащему это описание; последний датируется 197 г. Следует ли нам заключить, что карикатура, которую мы изучаем, не могла быть более древней? Не думаем. Тертуллиан говорит относительно Карфагена, и невозможно сказать, было ли этот тип известен или нет, в Африке ли, или в другом месте, применительно к тому времени, которое он описывает. К настоящему моменту мы имеем четыре подобных изображения, одно из которых может с уверенностью датироваться временем карфагенского onocoetes’а, появившегося немногим ранее 197 г. Палатинское граффити не может предшествовать правлению Адриана; его палеография свидетельствует о начале эпохе Антонинов. Инталии и терракоты здесь располагаются вместе; последние, как мы считаем, главным образом указывают на время появления изображения.

Что касается ценности этого свидетельства с точки зрения литургии, то она имеет таковую в отношении Алексамена. И здесь есть странность. Одна рука его опущена, в то время как левой рукой сей персонаж посылает распятому поцелуй — характерный жест поклонения. In adorando dexteram osculum referimus, — говорит Плиний[18], и совершенно такой же жест мы встречаем в сочинении Минуция Феликса: Simulacro Serapidis denotato, ut vulgo superstitiosus solet, manum ori admovens, osculum labiis impressit[19]; жест, изображенный на Палатинском граффити, сопровождается легендой: se,betai qeo,n.

Мы не будем здесь заниматься проблемами, которые ставит перед теологами и апологетами Палатинская карикатура. Скажем лишь, что, читая их труды, мы не заметили, существуют ли у них столь же весомые факты, которые бы они могли привести, свидетельствуя о вере первых поколений христиан. Указанное поклонение чудовищу, называемому Deus christianorum и воплощенному в человекообразном существе, относится ко II веку. Монументальное исследование истории теологии, предпринятое J. B. Gener’ом[20], было осуществлено при небольшом количестве сообщений и сведений, полученных, к тому же, из вторых или третьих рук[21]. Мы будем удовлетворены, если наши исследования окажут влияние на появление в ближайшем будущем серьезной теории на этот счет и облегчат ее разработку.

Одна гемма, терракота и несколько граффити из Помпей позволяют нам расширить взгляд на историю того представления, о котором мы говорим.

Гемма (рис. 586) представляет ослоголового учителя, стоящего напротив одетых как ученики двух слушателей[22]; эта гемма содержит некоторые детали, которые сближают ее с карфагенским onocoetes’ом: одежда, копыта на ногах, ослиные уши; однако здесь одеждой является pallium, в то время как в Карфагене onocoetes одет в тогу; кроме того здесь отсутствует книга. Зато мы находим ее в изображении гротескной фигуры на терракоте, происходящей из Сирии и находившейся в кабинете Luynes, ныне объединенного с Кабинетом медалей и древностей Национальной библиотеки, под № 779. На терракоте представлен Иисус с ослиными ушами, держащий в руке свиток (книгу) Евангелий[23]. Таким образом мы видим, что существовал общий тип onocoetes’а, и что Парижская терракота была, вероятно, вариантом той картины, которая циркулировала в Карфагене. В любом случае смысл этих маленьких памятников не оставляет никакого сомнения[24]. Тем более, что среди настенных надписей, найденных в Помпеях, имеются две, которые (несмотря на очень горячие возражения нам по этому поводу) мы обязаны привести, чтобы учесть их в занимающем нас вопросе.

Граффити из Помпей: Hic mulus muscellas docuit, что, думается, можно интерпретировать либо как сатиру, либо как клевету на христиан, — находит ценнуюиллюстрацию в терракоте (0,125 x 0,105 м), обнаруженной в Неаполе в 1881 г.[25] .Терракота эта красноватого цвета, достаточно хорошо сохранившаяся. Мы присутствуем при сцене, которая отражает, надо думать, реальную сцену школьной жизни, как это показал м-е Георг Виссова. На троне, снабженном спинкой, восседает одетый в тогу осел, держащий в руке свиток. Перед ним на двух скамьях теснятся шесть обезьян[26], и еще три стоят подле своего мэтра. Все эти ученики держат в руках таблички[27]; один из них, стоящий около осла, представлен обнаженным; он рассказывает свой урок. М-е Helbig относит эту терракоту к началу императорской эпохи. Это совпадение с эпохой начала христианства, распространявшегося посредством торговых центров, в частности, Неаполя, позволяет рассматривать этот маленький предмет, а также Южную Италию, где он появился, — как два показательных момента, которые сближают его с граффити в Помпеях и с тем клеветническим слухом, который, вероятно, уже с середины I века был введен в обращение против христиан. Мы не ставим своей задачей максимально сблизить эту терракоту с помпейским граффити, но нельзя избавиться от впечатления, что между ними есть нечто общее, возбуждающее и интригующее.

В атриуме дома № 22, на vico del balcone pensile, фигурирующем под именем Gasa dei Cristiani, читаются несколько надписей, которые, кажется, оправдывают предположение, что это помещение служило местом собрания христиан этого дома[28]. На западной стене атриума имеется граффити (рис. 588), которое можно передать таким образом:


mvlvs hic mvscellas docvit [29].
Таким образом, инталия, терракота и настоящее граффити показывают существование порочащей клеветы, представляющей рождение Христа от противоестественного соития, последствия которого отобразились на нем, — что, тем не менее, не помешало ему распространять свое учение в образе muscellae, как это мы видели на представленной инталии.



Библиография:

Grape Z. De calumnia ono, et chronolatriae, Judaeis et Christianis olim adspersa, in-4, Lipsia, 1696.
Hasaeus Th. De ONOLATREIAI sive calumnia cultus asininia gentilibus olim Judaeis et Christianis impacta diatriba in quo non pauca ad philologiam spectantia elucidantur, accedit viri celeberrimi, J. B. Ottii, bibliothec. et professoris Tigurini, de eodem argumento ad auctorem epistola, in-4, Erffurti et Lipsiae, 1716.
Lindner J. G. De ovnolatrei,a| christianis objecta, excurs. ad Minucium Felicem, in-8, Langensalza, 1760, p. 34 sq.
Loscher C. De objectionibus christianis de cruce et crucifixo ab ethnicis factis, in-4, Viterburgi, 1696.
Morinus S. De calumnia gentilium caput asininum esse christianorum Deum, dans ses Dissertationes octo, in-8, Genovae, 1693, p. 282 sq.




--------------------------------------------------------------------------------

[1] См. библиографию, где данный вопрос рассматривается Z. Grape, Th. Hasaeus, J. G. Lindner, C. Loscher, S. Morinus. О соображениях, не касающихся ex professo данной клеветы, которая нас занимает, см.: col. 265 sq. и col. 1103, note 2. Мы не думаем, что отметили здесь все ценные работы на этот счет и ограничиваемся тем, что указываем исследовательское направление: Testa di asino in epigrafe esecratoria di auriga circense, dans Bull. della comm. archeol. municip., 1897, p. 108. В папирусе Мимо (Лувр) (№ 2391 Египетского музея) и в демотическом папирусе Лейдена бог Сет представлен как человек с головою осла. Значит ли это, что onokoithj обязан гностическим воззрениям христиан Египта?

[2] Pitiscus. Lexicon antiquitatum romanarum. Leovardiae, 1713, t. I, p. 90 sq., под словом Asinus.

[3] Против Апиона, I, 2, 4. Гностики, видимо, на каком-то основании говорили, что иудейский Саваоф имел тело человека и голову осла. :Anqrwpon evstw/ta o;nou morfh.n e;conta — Епифаний. Панарион, XXVI; PG, t. 41, col. 329.

[4] Тацит. История, V, 3, 4. Точно такой же слух приводится Плутархом и Дамокритом. Ориген цитирует слова Цельса: «Иудеи с христианами спорят уж слишком бестолково. Их взаимные препирательства о Христе нисколько не отличаются от известного, вошедшего в пословицу, спора о тени осла». Ориген. Против Цельса, III, 1; PG, t. 11, col. 921.

[5] По этому вопросу см.: P. Monceaux. Hist. litter. de l’Afrique chretienne, in-8, Paris, 1901, t. I, col. 420.

[6] Тертуллиан. Апологетик, XVI; PL, t. I, col. 420.

[7] Минуций Феликс. Октавий, IX; PL, t. 3, col. 271. Это представление было весьма распространено среди язычников.

[8] Th. Hasaeus. De ovnolatreia,|, in-4, Erffurti, 1716, p. 14, n. 10, передает весьма интересный текст Цельса.

[9] К народам, I, 14; PL, t. I, col. 651; Апологетик, XVI; PL, t. I, col. 421.

[10] D. Cabrol et D. Leclercq. Monum. Eccles. liturg., in-4, Parisiis, 1902, t. 1, n. 3802.

[11] Тертуллиан. К народам, I, 14; PL, t. I, col. 651.

[12] Апулей. Метаморфозы, IX, 14. Следуя нашей задаче изображать древность в ее чистом виде, а не следуя нынешним представлениям о ней, мы указываем на текст Ювенала, Сатиры, VI, 330 сл., который показывает, что описанный здесь факт не имел ничего необычайного для читателей того времени: Si nihil est, servis incurritur; abstuleris spem // Servorum, venit et conductus aquarius; hic si // Quaeritur, et desunt homines, mora nulla per ipsam // Quominus inposito clunem summittat asella. См. также книгу X «Метаморфоз» Апулея.

[13] C. L. Visconti et R. A. Lanciani. Guide du Palatin, in 18. Rome, 1873, p. 75.

[14] R. Garrucci. Graffiti di Pompei, in-8, Paris, 1856, p. 97 sq.; Atlas, pl. XXX, XXXI.

[15] C. L. Visconti et R. A. Lanciani. Op. cit., P. 78.

[16] Э. Ренан, который был достаточно скептичеcки настроен по отношению к римским археологическим открытиям, говорил в Академии (см.: Comptes rendus de l’Acad. des inscript., 1870, p. 36), что необходимо проверить аутентичность второго граффити, и в своем «Антихристе» (Paris, 1870, p. 40, note 1) он добавил, что его сомнения в аутентичности этого граффити укрепились после того, как ученые допустили такую же ошибку при предположительном восстановлении эпитафии Abercius’а, которая оказалась надуманной, см.: L’Eglise chretienne, in-8, Paris, 1879, p. 432. О названии Алексамена fidelis см.: C. L. Visconti. Di un nouvo graffito palatino relativo al christiano Alessameno, dans Giornale arcadico, 1870, t. LXII, nouvelle serie, p. 139–141. Il graffito esiste in quello de’ due camerini che rimane a sinistra dell’ esedra, e puo rinvenirlo chiunque ne avesse vaghezza, ricercandolo sotto il piede della figura di Marte quivi dipinta. К. Л. Висконти приводит несколько надписей, в которых fidelis означает christianus. Я могу добавить граффити в доме П. Местра в Риме; Giornale arcadico (1870), которое отсутствует в Лондоне и в Париже. Алексамен носит также interula (= kolo,bion), нечто вроде укороченной tunique; П. Гаруцци находит у него обувь pero (= avrbu,lh), возможно также, на ноги его надеты crurales.

[17] F. Becker. Das Spott Crucifix der romischen Kaiserpalaste aus dem Anfange des driten Jahrhunderts, in-8, Breslau, 1866. См. в библиографии: D. Cabrol et D. Leclercq. Monum. Eccl. liturg., in-4, Parisiis, 1902, t. I, P. 3520. С этой датировкой, принятой П. Гаруцци, Deux monuments des premiers siecles de l’Eglise expliques, in-4, Rome, 1862, p. 13, не согласен K. Л. Висконти, который принимает первые годы III века: «Ничто в Палатинском памятнике, — говорит он, — не опровергает этого мнения: ни палеография, которая указывает на ту же эпоху (так, например, одновременное употребление e квадратной и e полукруглой в той же надписи, которая совпадает с общей формой написания того времени); ни еще менее орфография (так как известно, что изменение ai в e имеет больше примеров в Риме той поры, чем на греческих памятниках царствования Августа). Наконец, другие греческие надписи этого же помещения, которые без ущерба для нашего тезиса могли бы относится к другому времени, не порождают никакой серьезной трудности, будучи совершенно подобны той, которой мы занимаемся». Мы не будем на этом останавливаться, но напомним лишь интерпретацию вышеупомянутого Haupt’a, который видит в Алексамене поклонника бога Тифона.

[18] Плиний. Ест. ист., XVIII, 5; ср. Ювенал. Сат., III, 106: A facie jactare manum.

[19] Октавий, 2; PL, t. III, col. 237.

[20] Theologia dogmatico-scolastica, perpetuis prolusionibus polemicis historico-criticis necnon sacrae antiquitatis monumentis illustrata, 6 vol., in-4, Romae, 1767–1777.

[21] Th. Roller. Le dogme dans les catacombes de Rome, in-8, Paris, 1864; J. Bilczewskiego. Archeologia chrzescianska wobec historyi kosciola i dogmatu, in-8, Krakow, 1890. Работа C. M. Kaufmann’а Forschungen zur monumentalen Theologie, in-4, Mainz, 1900, представляется не имеющей методического плана, которого требует труд под таким заглавием.

[22] Gemmae antiquitus sculptae a Petro Sthephanonio, vicentio, collectae et declarationibus illustratae, in 12. Romae, 1627, без номера. Во втором издании этого сборника (1646, в Венеции) наша инталия имеется на картине 30 (без номера). См.: Maxwell Sommerville. Engraved gems, their history and an elaborate viewof their in art, in-4, Philadelphie, 1889, p. 399–418, fig., intaille n. 923; A. Gorlaeus. Dactyliotheca seu annulorum sigillarium quorum apud priscos usus, promptuaruim, in 12. Lugd. Batav., 1672, t. II, p. 507.

[23] E. Babelon. Guide illustre au Cabinet des medailles et antiques de la Bibliotheque nationale, in 12. Paris, 1900, p. 274.

[24] Стефанон не увидел в этой инталии ничего, кроме реминисценции на Апулея. L. Holstein. Epistolae ad diversas (ed. J. P. Boissonnade), in 12. Paris, 1817, p. 173, где обоснована настоящая интерпретация. См. также: F. Munter. Primordia Ecclesiae Africanae, in-4, Hafniae, 1829, p. 218.

[25] Приобретена для кабинета м-е графа Михаила Тишкевича. См.: W. Helbig, в Bull. dell’ Istituto di corrispond. archeol., 1882, p. 34; G. Wissowa. Parodia d’una scena di scoula, Rilievo in terra cotta della collezione Tyskiewicz, в Mittheilungen des kaiserlich deutschen archaologischen Instituts. Romische Abheilung, 1890, t. V, p. 111, pl. 1; Gazette des beaux-arts, 1890, t. IV, p. 433, fig., p. 435–436.

[26] О породе этих обезьян см.: Imhoof-Blumer et O. Keller. Tier und Rflanzen auf Munzen und Gemmen des klassischen Altertums, in-8, Leipzig, 1889, t. XIV, 1–4.

[27] Это специфический жест: evpi. gouvnasi de,lton qei/nai.

[28] См. Помпеи в CIL, I, IV, 679, со ссылками на Kiessling’а и De Rossi. Следует отметить в этом же доме № 679, 2010 и 2016, которые показывают настоящую страсть к маранию стен жилища. № 2010 приближается к onocoites’у, но неодинакового с ним качества; при чем непристойная деталь легко объясняется соседством с № 2016.

[29] De Rossi. Bull. di arch. crist., 1864, p. 72; CIL, IV, 2016, pl. XVI, n. 12.


--------------------------------------------------------------------------------

Г. Леклерк


Палатинское Распятие


Leclercq H. Croix et Crucifix. IV. Crucifix du Palatin // Dictionnaire d’Archeologie chretienne et liturgie. Par F. Gabrol. Paris, 1907, t. III, col. 3050–3056.

Перевод с франц. Б. Г. Деревенского, 2004

Императорский дворец на Палатине постоянно расширялся, поглощая окрестные строения, одни уничтожая, другие приспособляя под свои нужды. К числу последних относится domus Gelotiana, выходящий на Цирк, который был переделан, вероятно, с той целью, чтобы устроить в нем своего рода училище[30]. Этот дом весьма известен среди археологов из-за большого количества граффити, обнаруженных на его стенах[31]; некоторые из них упоминают pedagogium[32]. В комнате направо от центрального зала domus Gelotiana в 1856 г. было обнаружено граффитти, известное как «Палатинское распятие ослоголовца».

На кресте в форме буквы «тау» изображен распятый с распростертыми руками, с ногами, покоящимися на suppendaneum’е; и с головою осла. К нему обращается другой персонаж, представленный стоящим перед распятым, с поднятой левой рукой, — тем жестом, который означал у древних поклонение. Под этой группой (рис. 3359) процарапана надпись: ALE // SAMENOC // CEBETE QEON — «Алексамен поклоняется [своему] богу».

То, что это изображение носит карикатурный, оскорбительный характер, кажется очевидным; в этом почти не остается сомнений после открытия в 1870 г. другого граффити, в том же доме, и относящегося, кажется, к тому же персонажу[33]: ALESAMENOC // FIDELIS — «Алексамен верный». Несколько надписей позволяют установить, что понятие fidelis употреблялось в смысле christianus; в таком случае становится ясен смысл карикатуры: христианин Алексамен поклоняется [свому] распятому богу с ослиной головой.

Датировать обсуждаемый памятник довольно нелегко; палеография граффити весьма неопределенная; археологи склонны относить его к первой половине III в.[34] Жест поклонения, с которым Алексамен обращается к распятой фигуре, подтверждает мнение, что мы видим карикатуру, отражающую распространенное среди язычников той поры представление о поклонении христиан ослоголовому божеству[35].

Это обвинение не было новостью, будучи выдвинуто против иудеев задолго до того, как появилось христианство; к началу III в. оно было перенесено с иудеев на христиан[36]. Конечно, можно было бы представить Алексамена иудеем, но этому мешает эпитет fidelis, который, без сомнения, применялся исключительно по отношению к христианам; с другой стороны, Плутарх и Тацит говорят о том, что иудеи поклоняются именно ослу, а не распятому божеству с ослиной головой. Правда, Апион говорит о почитаемой в Иерусалимском храме голове осла, но остается не ясным, был ли это человек с головою осла, либо осел сам по себе[37].

Первые комментаторы Палатинской карикатуры, таким образом, увидели вполне очевидную насмешку, обращенную к своему товарищу, приверженцу христианства[38]. Однако эта естественная интерпретация не учитывает древности распятия, так как данное граффити, по-видимому, отражает давнишнее языческое обвинение общины «верных» в поклонении богу, умершему на кресте[40].

Представим и другую интерпретацию. Изучение fabulae devotionis, развернутых металлических пластинок, покрытых надписями[41], обнаруженных близ Аппиевой дороги[42], показало, что в них содержатся обращения к египетским божествам, культ которых был весьма распространен в Риме еще до христианской эры[43]. На одной из этих пластинок изображен некий символический персонаж с головою осла[44]. «Этот ослоголовец подобен Палатинскому. На нем египетское одеяние, окаймленное бахромой; в обеих руках он держит некие трудноустановимые атрибуты; его ноги покрыты магическими знаками, которые вновь появляются также над его головой». Этого описания достаточно, думается, чтобы закрыть этот вопрос. Мы показали несколько изображений персонажей с головами животных, в частности, с головою осла[45], — тип достаточно распространенный в те времена, — но ни на одной пластинке или папирусе не представлен ослоголовый распятый человек, подобный тому, о котором идет речь. Нам говорят, что Сет-Тифон был настолько грозен, что его имя не произносилось и не писалось на магических папирусах; однако никто, в самом деле, не думает, что видит на Палатинском граффити это божество египетского пантеона.

Все же некоторые исследователи предполагают именно такое превращение, основываясь на сообщении Епифания[46] о гностической секте сифиан, которая отождествила Иисуса Христа с Сетом Тифоном, явившимся на земле, чтобы бороться с силами зла. Но обнаружить в галиматье tabulae черты учения сифиан, признать, что авторами и пользователями ее были сифиане, и что Алексамен принадлежал к их числу, мы не решаемся. В знаке Y, помещенном наверху граффити, находят магический знак Сета, знакомый якобы всем посвященным. Со своей стороны мы можем сравнить этого Алексамена, поклонника Сета, с Abercius’ом, жрецом бога Атиса. Знак Y, присутствующий и на этом рисунке, вполне может обозначать год правления того или иного императора. Полной уверенности в этом нет, но сомнений в вышеприведенной интерпретации предостаточно[47]. Похоже, что учение сифиан понятно только тем, для кого отождествление Христа с Сетом Тифоном является вполне очевидным, равно как и распятие Христа-Сета; что же касается тех, кто довольствуется имеющимися текстами и не позволяют себе заполнять их неясности плодами собственного воображения, то они так не считают.


--------------------------------------------------------------------------------

[30] C. L. Visconti et R. A. Lanciani. Guide du Palatin, in 18. Rome, 1873, p. 73.

[31] R. Garrucci. Graffiti di Pompei, in-8, Paris, 1856, p. 97 sq.; Atlas, pl. XXX, XXXI.

[32] См.: Dictionn., t. I, col. 2042; Ch. Huelsen. Das sogennante Paedagogium auf dem Palatin, dans Melanges Boissier, in-8, Paris, 1903, p. 303–306.

[33] C. L. Visconti. Di un nouvo graffito palatino relativo al christiano Alessameno, dans Giornale arcadico, 1870, t. LXII, p. 139–141. См: Dictionn., t. I, col. 2043; Huelsen, op. cit., p. 306, предполагает, что это граффити — шутливый рисунок учащегося.

[34] См.: Dictionn., t. I, col. 2043–2045.

[35] См.: Dictionn., t. I, col. 2041–2042, 2159–2160. Ср.: R. Garrucci. Il crocifisso graffito nel palazzo dei Cesari, dans Civilta cattolica, 6 dec. 1856, n. 161, t. IV, p. 527 sq; trad. dans Annales de philosophie chretienne, 1857, t. LIV, p. 101 sq; Deux monuments des premiers siecles de l’Eglise expliques, in-4, Rome, 1862; De Rossi. Bull. di arch. crist., 1864, p. 72; 1867, p. 75; F. Becker. Das Spott Crucifix der romischen Kaiserpalaste aus dem Anfange des driten Jahrhunderts, in-8, Breslau, 1866; F. X. Kraus. Das Spottcrucifix vom Palatin, Oester. Vierteljahresschrift fur kathol. Theologie, 1869, t. VIII, 2 partie; trad. Ch. de Linas, suivi d’un Appendice, dans Revue de l’art chretien, 1870, t. XIV, p. 97–129; F. X. Kraus. Das Spottcrucifix vom Palatin und ein neuentdektes Graffito, in-8, Freiburg, 1872; R. Lanciani. Ancient Rom, London, 1888, p. 22. Прежние работы относительно обвинения в онолатрии см.: Dictionn., t. I, col. 2066–2067: Z. Grappe, Gratz, Th. Hasaeus, J. G. Lindner, C. Loscher, F. Munter, S. Mori.

[36] F. de Mely. Le Christ a ete d’ane du Palatin, dans Comptes rendus de l’Acad. des inscript. et belles-lettres, 1908, p. 82–92.

[37] Ibid., p. 91–92.

[38] Некоторые пошли дальше и предположили, без какого-либо основания, что граффити может изображать реальное распятие.

[39] L. Brehier. Les origines du crucifix dans l’art religieux, in-12, Paris, 1903, p. 15.

[40] См.: Dictionn., t. I, статья: Adjuration.

[41] В 1850 г. эти tabulae обнаружены в маленьком саркофаге Vigna Marini, помещенном в Музей Церкви.

[42]

[43] G. Lafaye. Histoire du culte des divinites d’Alexandrie Serapis, Isis, Harpocrate et Anubis, hors de l’Egypte, depuis les origines jusqu’a la naissance de l’ecole neo-platonicienne, in-8, Leipzig, 1898.

[44] Wunch. Sethianische Verfluchungstafeln aus Rom, in-8, Lepzig, 1898.

[45] См.: Dictionn., t. I, рис. 586, 587; Ch. Clermont-Ganneau, в Revue critique, 1879, p. 91: «Я приобрел в Сирии небольшую камею, на которой наряду с крестом изображено ослоголовое существо, удивительным образом напоминающее известное изображение ослоголового Христа на Палатинском холме».

[46] Епифаний. Панарион; PG, t. XLI, col. 666.

[47] Ch. Huelsen, op. cit., p. 306.


--------------------------------------------------------------------------------

© Б. Г. Деревенский, 2004.

 

©2006